История Гавайев. 1778г. Первые европейцы на Гавайях, или А вы знаете, что "аборигены" на самом деле НЕ съели Кука?

Джеймс Кук
В 1778 году на Гавайские острова пришел ступил первый европеец - Джеймс Кук.
Считается, что наткнулся он на них в некотором роде случайно, т.к. морская задача у него была совсем другая, а именно: найти проход из Тихого океана в Атлантический вдоль берегов Северной Америки (так называемый Северо-Западный проход).

Назвал он их ныне уже забытым именем: Сандвичевыми островами.

Кстати, о лорде Сандвиче и его знаменитых сандвичах
Сандвич был в то время Первым лордом адмиралтейства (т.е. министром военно-морского флота) и покровителем Кука. К тому же он был гурманом и изобрел свой и поныне всем известный “закрытый бутерброд”, в первичном исполнении состоявший из холодного ростбифа с прокладкой огурцом, или из лососины с сыром. И стал подавать их на деловых встречах. Точнее приказал подавать слугам. Так родился английский стиль деловых переговоров. 
Этот стиль англичане привезли в Штаты, и тут он стал стандартным бизнес-ланчем. Все бигмаки и прочие чизбургерги также ведут свою родословную от изобретения лорда Сандвича. Так он и записался в историю. Примерно как Макинтош, Хулиган и Галифе.
А вот острова Сандвича пришлось переименовать. Не дотянул первый лорд адмиралтейства Сандвич до такой собственности. Впрочем, в качестве утешительного приза именем лорда названы Южные Сандвичевы острова в южной Атлантике — цепочка действующих вулканов, на одном из которых гнездится свыше миллиона антарктических пингвинов.  
Для Кука это было уже третье (!) кругосветное путешествие:
в 1763—1767 годах он проводил съёмку берегов острова Ньюфаундленд (Канада), а через год он уже был поставлен во главе экспедиции на Таити, задачей которой было изучение мало изученной южной части Тихого океана и движения планеты Венеры относительно Солнца. Во время этой экспедиции на корабле «Индевор» он изучил побережье Австралии и Новой Зеландии и совершил своё первое кругосветное путешествие. А открытые им земли стали колонией Британской короны.
Во время своего третьего кругосветного путешествия на кораблях «Резольюшен» и «Дискавери» ему было поручено доплыть до этих земель, а откуда отправиться к побережью Америки, чтобы найти Северо-западный проход.

Именно в силу столь богатого опыта Кука историк М.Стингл счяитает, что капитан открыл Гавайи вовсе не "случайно. Знаток языков и традиций островитян, только что посетивший Таити и другие острова "Гаваики", прародины гавайцев - конечно же, он слышал истории о том, что есть мол еще острова там-то и там-то. И в этот раз они были ему настолько по пути (на север от Таити к Беринговому проливу как раз Гавайи и находятся), что... сами понимаете :))...

Кук открывает Гавайи


Итак, в декабре 1777 года он отплыл с острова Бора-Бора и 18 января 1778 года открыл острова Оаху и Кауаи, входящие в состав Гавайев.

На следующий день к кораблям подплыло несколько каноэ по 3-6 человек в каждой.
Кук был сильно удивлён, когда узнал, что эти люди говорят на языках островов Океании, с которых от пришел.
Никакие уговоры не смогли заставить этих людей зайти на борт. Поэтому Кук спустил по верёвке медные монеты. Люди в каноэ приняли этот дар, а вернувшись, в качестве эквивалента отдали Куку рыбу. Так продолжалось несколько раз.

На следующий день, в ночь, к берегу острова Кауаи у деревни Ваимеа подплыли корабли.
С рассветом местные жители встретили пришельцев громкими восклицаниями. Как писал Кук, "за маленький кусочек железа, за один-единственный гвоздь островитяне давали англичанам столько продовольствия, что его хватало на целый день экипажам обоих парусников" - гавайцы приняли подданных его величества очень радушно и гостеприимно.
Корабль даже посетила молодая пара, вероятно король и королева острова, принёсшие с собой дары.

Затем корабли посетили маленький остров Ниихау (рядом с Кауаи), где экипаж пополнил запасы соли и ямса, в целом погостив на островах около 2-х недель.

И этот первый контакт с гавайскими аборигенами закончился более чем позитивно - в том смысле, что местные жители вели с приезжими торговлю, дали запастись водой и провизией - вобщем, "раскурили трубку мира" (которой у них не было, но это я так, для атмосферы :)).


Возвращение для зимовки на Гавайях

Открыв Сандвичевы (тогда еще) острова, причем всего два из 7-ми основных, Кук поплыл к берегам Америки, не посетив юго-восточные острова Гавайского архипелага., но... льды не пустили его в Берингов пролив, и он решил зимовать не на неприветливой Чукотке, а вернуться на острова блаженства.

Спустя 8 месяцев, 26 ноября 1778г. корабли подошли в северному берегу острова Мауи, спустя несколько часов они увидели остров Молокаи.
Известие о его прибытии взбудоражило местное население, слух о котором распространился ещё при первом его визите. На следующий день Кахекили, король острова Мауи, посетил корабль «Дискавери» и подарил его капитану плащ из красных перьев. Спустя три дня корабль «Резольюшен» посетил со свитой своих приближённых Каланиопуу, король острова Гавайи, воевавший с Кахекили.

В дальнейшем корабли Кука исследовали острова Мауи и Гавайи. 
17 января 1779 года два корабля причалили в бухте Кеалакекуа острова Гавайи. Кука приветствовали около 10 тысяч человек. После того как Кук спустился на берег, местное население отвело его в хеиау, где жрецами острова была проведена церемония поклонения Куку, которого посчитали за бога ремесел Лоуно, явление которого предсказывалось в древних легендах островитян.

Конечно, Кук и его помощники расценили ситуацию по-европейски - мол, не знали "дикари" всех этих вещей, вот и сочли его за Бога.
Но гавайский сказитель Халеоле и историк М.Стингл  проливают свет на эту историю - дело в том, что на Гавайях существовала легенда о весьма почитаемом боге Лоуно (боге плодородия и ремесел), которая вкратце выглядит так:
Когда-то Лоуно ради смертной девушки поселился на острове Гавайи в долине Ваи-пио, но в припадке ревности убил ее и как безумный бегал в тоске вокруг острова, вызывая всех на поединок. Вскоре Лоуно покинул Гавайи, но обещал вернуться на плавучем острове, изобилующем пищей, во время посвященного ему прекрасного праздника Макаики.
 «Резолюшн» и «Дискавери» бросили якоря в заливе Кеалакекуа именно в разгар Макаики. О божественном происхождении белокурого чужеземца свидетельствовало все:
  • и его корабли (полинезийцы приняли их за огромные плавучие святилища – хеиау), 
  • и сторожевые корзины на передних мачтах (их посчитали своеобразными небесными алтарями), 
  • и паруса (местные жители решили, что это белые флажки – символы бога Лоно, украшающие переносный алтарь, который в начале праздника Манаики путешествует по всему архипелагу). 
 Но более всего на островитян произвел сам капитан, человек с очень белой кожей и светлыми волосами - вылитый бог Лоуно, у которого, согласно мифам, тоже была удивительно белая кожа. Никаких сомнений у полинезийцев не было: в залив Кеалакекуа прибыл великий бог плодородия и мира, когда-то покинувший Гавайи и пообещавший вернуться.
Когда капитан вступил на берег, островитяне пали перед ним ниц. Лишь несколько служителей культа во главе с верховным жрецом Кооу и молодой Пале, сын правителя Большого острова (сам царь был занят военным вторжением на соседний Мауи), стоя приветствовали светловолосого бога.

Сопровождавший Кука офицер Кинг (гавайцы приняли его за сына капитана) затем вспоминал, как четыре жреца с длинными посохами, увитыми собачьей шерстью, торжественно проводили Кука в святилище Хикиау. По дороге они без устали пели гимны, в которых все время повторялось одно и то же слово, одно и то же имя – Лоно. В храме верховный жрец Кооу, чередуясь с другими жрецами, исполнял оды в честь акуа плодородия и мира. Затем служители культа натерли лица и руки Кука и его «сына» Кинга жеваным кокосовым орехом.


Теперь уже никто не сомневался: щедрый бог плодородия и мира действительно вернулся к гавайцам. И добрые, гостеприимные, сердечные полинезийцы стали ждать того, что ждут от своих богов все люди на земле, – благословения, благоденствия, наступления «золотого века».



Но Кук-то приехал сюда работать! Следующие две недели были посвящены им пополнению провизии кораблей и дальнейшему изучению островов.
25 января всемогущий правитель Большого острова Каланиоупуу, вернувшись после нападения на остров Мауи в землю Кона, проявил по отношению к Куку-Лоуно почтение и верноподданнические чувства. В качестве доказательства своего расположения он подарил капитану великолепные накидки из перьев и другие дорогие вещи и, по полинезийскому обычаю, правитель обменялся с Куком именами. Кук подарил ему льняную рубашку, меч и ящик с инструментами. 

Аборигены снабжали команду всем необходимым, не переставая удивляться огромному количеству диковинных вещей, которые чужестранцы привезли с собой.
И далее чаще всего звучит, что именно "это любопытство и желание гавайцев взять всё, что им нравилось на корабле" привело к серьезному конфликту местных и белых, в результате которого был убил капитан Джеймс Кук. Мол, "всё было так хорошо - и вдруг!!!"

Но во-первых, если вы подумали, что у гавайцев "воровство у белых" было нормой, как часто думают о "диких народах" европейцы, то это не так. Тем более, что по сей день, как и тогда, Кука здесь почитают как воплощение бога Лоуно, весьма почитаемого. А как можно красть у бога?!
(об этом так и говорит, в частности, историк П.Беллвуд в книге "Покорение человеком Тихого океана").
А во-вторых, вскоре после возвращения Кука гости – сам «Лоуно» и главным образом его подданные – стали тяготить островитян. И, честно говоря, белые боги сделали все, чтобы как можно скорее испортить свою репутацию у местных жителей. Так, даже отличавшийся умом офицер Кинг расположил свои астрономические приборы на бататовом поле, которое жрецы провозгласили табу. Еще большее преступление против полинезийской веры совершил экипаж парусника «Резолюшн»: он отправил команду на берег срубить деревья для ремонта корабля. Не отдавая себе отчета в последствиях подобных действий, моряки вторглись в ближайшее святилище и выдернули из земли приглянувшиеся им деревянные изображения богов. Вот что сделали слуги бога! Древесина, добытая ими, оказалась действительно хорошей, но отзвук этот поступок имел самый печальный. 
Многие действия английских моряков стали вызывать раздражение, а затем и открытый гнев жителей Большого острова. В конце концов гавайцам стали надоедать и любовные авантюры членов команд обоих парусников. И хотя жены изменяли им с богами, все-таки это было очень обидно. А те из гавайцев, которые не осуждали бесконечных любовных утех первых европейцев, не понимали, как слуги «живого» бога могли заниматься любовью с простолюдинками. Действительно, моряки были неразборчивы: они давно не видели женщин и совсем не разбирались в социальных порядках полинезийцев. 
Белые люди не оправдали тех ожиданий, которые островитяне связывали с их приходом: Ведь полинезийцы были убеждены, что возвращение Лоно принесет высокие урожаи на полях и для них наступит «золотой век». Однако произошло невероятное: моряки буквально объедали своих хозяев, правда, по приказу Кука они платили за продукты железом, но это был весьма неэквивалентный обмен. Сначала гавайцы думали, что Лоуно и его люди пришли на острова, чтобы накормить островитян, но постепенно полностью изменили свое представление о белых чужеземцах. Они решили, что европейцы приплыли к ним потому, что в их заморской стране, великой Британии, царит голод. 
Наконец, 12 февраля 1779 года один моряк, по имени Уотмэн, умер, и его похоронили на берегу залива Кеалакекуа. Эта естественная кончина убила у островитян веру в бессмертие белых богов. Поэтому, несмотря на то что правитель Большого острова продолжал оказывать белокурому Лоуно и его людям почтение и проявлял дружеские чувства, все, кто жил у залива Кеалакекуа, облегченно вздохнули, когда Кук объявил, что корабли отремонтированы и он собирается покинуть острова. 
Островитяне с удовольствием устроили для капитана и его офицеров «прощальный вечер». И снова (они решили, что это уже в последний раз) гавайцы отдали морякам своих жен и свои продукты. Затем так же радостно, как и 2 месяца (!)  назад, когда встречали бога Лоно, островитяне проводили из своего залива светловолосого чужеземца, и вернулись к своим занятиям.


Неудавшееся отплытие домой

4 февраля корабли отплыли от берега в сторону Англии. Однако британским морякам суждено было расстаться с гавайцами лишь на короткое время. Стоило парусникам выйти в открытое море, как Дж. Кук обнаружил, что одна из мачт его корабля требует немедленного ремонта. Кроме того, морские ветры не благоприятствовали плаванию. 
Правда, сначала Кук хотел выбрать для остановки другое, более безопасное место (то есть он уже чувствовал появившееся напряжение в отношениях с местными!), но не прошло и недели, как оба парусника вновь появились в заливе Кеалакекуа. 

На этот раз никто не встречал белокурого Лоно и его людей. 
Гавайцы не вышли к ним навстречу на своих лодках. Ни дети, ни женщины не бросились в воду, чтобы, первыми добраться до плавучих «святилищ». Берега Кеалакекуа обезлюдели, а жрецы наложили на воды залива, где бросили якоря корабли белых людей, строгое табу.
Через некоторое время контакты частично восстановились, но это было уже совсем не то, что во время первого посещения Кеалакекуа. 
Островитяне прекратили товарообмен с англичанами, предпочитая обворовывать чужеземцев, особенно интересуясь железными предметами. Дело дошло до того, что они похитили вельбот, привязанный к корме «Дискавери», причем гавайцам потребовался не сам вельбот – лодок у них было достаточно, – а забитые в нем гвозди.

Однако спешу напомнить, что для ремонта мачт корабля моряки варварски рубили деревья (когда сами гавайцы прежде молят о прощении бога леса за убийство каждого из его сыновей для своих нужд!), и совершали еще большее святотатство, выкорчевывая для ремонта деревянные статуи богов прямо из священных хеиау!!!
Так собирались ли гавайцы красть? Не думаю. Скорее - мстить, забирая ценные вещи у "наглых белых".

Но шлюпки имелись из расчета спасения всех членов команды, и британцы стерпеть (и понять) этого не смогли.
Кража вельбота переполнила чашу терпения Дж. Кука, хотя, по правде говоря, именно его Куку и не хватало. Великий мореплаватель, уставший за восемь лет бесконечных морских путешествий, все чаще терял выдержку. На этот раз он в гневе решил, что, пора принимать радикальные меры, тем более что накануне островитяне украли еще одну шлюпку, долото и большие клещи. 

Карательная экспедиция, направленная на берег, чтобы наказать преступников, вернулась ни с чем – моряков самих чуть было не избили. Поэтому Дж. Кук новой вылазкой белых руководил сам. Кук планировал операцию большого размаха: несколько вельботов заблокировали залив Кеалакекуа, после чего Кук с двумя офицерами и двадцатью матросами появился в деревне, где жил правитель Большого острова Каланиоупуу, чтобы захватить его в качестве заложника и доставить на «Резолюшн». Пленного владыку капитан собирался отдать гавайцам лишь после того, как островитянами будет возвращено все украденное.


Каланиоупуу, который во время появления Кука преспокойно спал, не воспротивился вежливому приглашению перебраться на корабль. Однако в деревне захват правителя вызвал сильное волнение. Одна из жен правителя, старая Канеикапалеи, загородила дорогу и стала убеждать мужа не слушаться указаний белого чужеземца. К ней присоединились два телохранителя, настойчиво повторявшие эту просьбу. Со всех сторон к Куку стали подступать островитяне.

От учтивого отношения к белокурому богу не осталось и следа. Уже никто не падал перед ним ниц и не прятал в пыли лицо. На бога кричали, а один из знатных гавайцев даже стал угрожать ему ножом! 



Потерявший самообладание Кук выстрелил в гавайца в упор. Шрапнель, которой было заряжено оружие капитана, лишь пробила рогожу, но островитянину она не причинила вреда. С этого момента гавайцы утратили всякую веру в сверхъестественную силу белокурого Лоно.
На берегу залива Кеалакекуа началась настоящая свалка. Толпа островитян бросилась на чужеземцев, и моряки в панике стали отходить в глубь залива по направлению к ожидавшим их шлюпкам. 
Кук снова выстрелил и на этот раз убил гавайца. В ответ один островитянин ударил мореплавателя ножом (по другим источникам - копьем) в спину. Джеймс Кук покачнулся и со стоном упал. Гавайцы не поверили своим ушам: белый бог, а страдает как обыкновенный человек! Тогда они закричали:
– Это не бог, это не Лоуно, это человек! Это человек!

Человек не бог, и его можно убить. И гавайцы стали наносить капитану удары кинжалами, чтобы приложить руку к убийству «разжалованного» божества, что описано в мемуарах лейтенанта Кинга: «Увидев, что Кук упал, гавайцы издали победоносный вопль. Тело его тут же втащили на берег, и окружавшая его толпа, жадно выхватывая кинжал друг у друга, принялась наносить ему множество ран, так как каждый хотел принять участие в его уничтожении».
Кук приподнялся и снова упал в прибрежные воды залива Кеалакекуа, захлебнувшись в водах океана, которые он столько раз пересекал и знал лучше любого другого мореплавателя.
Произошло это 14 февраля 1779 года.

Смерть капитана Кука



В ходе боя были убиты сам Кук и 4 матроса и около 20 местных.
Помощникам капитана удалось добраться до кораблей на шлюпках. Их путевые заметки стали основным источником информации о смерти Джеймса Кука. Жаркие споры разгорелись вокруг истории о том, что стало с телом капитана.

Так что там сделали в Куком аборигены  в итоге?

После того, как 14 февраля 1779 года капитан Кук был убит, англичане стали мстить за смерть своего капитана. Заместитель Кука Клерк потребовал вернуть тела, иначе…. 

Фрегат развернулся пушками в сторону деревни Каавалоа и провел военную операцию (с уничтожением туземных поселений), после которой часть черепа и часть правой руки, а также оружие Кука островитяне вернули новому начальнику экспедиции капитану Клерку. На следующий день, 21 февраля 1779 года, после погребальной молитвы, английские моряки спустили останки Кука в воды залива Кеалакекуа.
Способ захоронения, который избрали члены команды «Резолюшн», лишил учёных возможности определения точной причины смерти Кука и восстановления картины его убийства.

Долгое время популярной оставалась версия о съедении тела Кука гавайцами. Географам и историкам известны случаи каннибализма среди полинезийцев - однако всё же территории, на которых каннибализм был не редкостью, располагались в области Новой Гвинеи и Новой Зеландии (а это весьма далеко от Гавайев). Так что никаких данных о том, что аборигены "съели Кука" - нет.

Зато известно, что в те времена на Гавайях существовал обычай  оказывать останкам вождей и героев особое уважение - расчленять тело и отдавать его на захоронение и принесение в жертву вождям и шаманам; это должно было уберечь останки важных членов племени от надругательства. 
Скорее всего, именно проведение этого обряда объясняет то, что гавайцы вернули англичанам лишь часть тела капитана - кости Кука сначала поместили в близлежащее святилище, посвященное богу Лоуно, а затем разделили между верховными вождями и жрецами в качестве очень ценных, обладающих сверхъестественной силой реликвий, только часть из которых впоследствии они смогли вернуть морякам.

22 февраля два английских судна отплыли от берега после трагедии и в течение двух недель плавали у островов, пополняя запасы питьевой воды. 15 марта 1779 года экспедиция окончательно отправилась на север для дальнейшего изучения Америки и Азии. Она больше никогда не возвращалась на Сандвичевы острова.
Сейчас на месте смерти Кука стоит монумент, стела в честь героически погибшего капитана - спустя 100 лет ее установили английские моряки.


Она стоит в «Стране богов» Кона, на берегу залива Кеалакекуа, расположенного севернее залива Хонаунау, Большой Остров Гавайи. Визуально - юго-западный его берег.
Даже в наше время всеобщей автомобилизации добраться до него можно только по воде, арендуя в близлежащем поселке Напоопоо гавайскую лодку.

Надпись на памятнике гласит:
«В память о великом мореплавателе, капитане Королевского флота Джеймсе Куке, который открыл эти острова 18 января 1778 года и несколько лет спустя погиб на этом же, месте». 

Итоги визита Кука на Гавайи

Плюсы:
Кук продолжает кормить и нынешних туземцев. Туристические добытчики возят водой желающих на чем-то похожем на традиционные пироги к стеле. Кормит капитан и телефонные компании на островах его имени в Тихом океане. Минута разговора с тамошним абонентом стоит 27 долларов. И это – по интернет связи! Самый высокий тариф в мире.
По крупному счету, туристов здесь нет, это весьма удаленный район в туристическом смысле.

То место в заливе с труднопроизносимым названием - ныне охраняемая, заповедная зона. Там нельзя ловить рыбу и вообще всякая деятельность человека сильно ограничена. Соответственно рыбы там сейчас много и место считается одним из лучших на Гаваях для сноркелинга. И там очень красиво под водой, у берега - мелко и много кораллов, чуть отплывешь - уже видишь уходящую в синюю бездну стену из кораллов - точно как в лучших подводных съемках, и всё это в зоне видимости для снорклинга.

Как прочитала в одном блоге:
"...Но вот попасть в это место сложно. Ну как сложно? Платишь 160 баксов с носа - и плывешь на кораблике. Далее плаваешь там с инструктором минут 45 - и домой. Плюсы - ничего не надо делать самому. Минусы - плавать только в месте, определенном инструктором, шаг влево, шаг вправо - сильно не приветствуется. Или второй вариант - платишь 120 долларов с носа, тебе дают каяк и гида на вашу группу - и ты плывешь через залив к этому месту. Далее гид помогает высадиться на берег и ты уже с берега сноркаешь. Потом плывешь назад. 

Плюсы - в заливе могут встретиться дельфины и даже могут поиграть с твоим каяком. Но цена... И опять же - жесткие временные рамки. Раньше можно было взять каяк напрокат и плыть самому. Однако сейчас постановлением их правительства запрещена любая высадка на берег. только две компании по прежнему имеют такое разрешение, но они обязаны отправлять организованные экскурсии на каяках, что включает гида. Возможно, что если привез свой каяк на причал - то и поплыть можешь, и высадиться. Но вот кто там проверяет, как закон соблюдается - у нас не было желания выяснять.
Какой же вариант выбрали мы? А мы просто пошли к тому месту пешком. Там есть тропа, где-то около 5 километров. Она идет сверху вниз, оставляешь машину на обочине и идешь вниз. Довольно крутой спуск. Желательны кроссовки (хотя я прошел в шлепках). Тропа идет по старой лаве и местами она довольно-таки неровная. Мы на спуск потратили час пятнадцать. Поскольку пришли мы рано, не было и 8 утра - то были мы там первыми и плавали вдвоем в кристально-чистой воде. А вот назад пришлось значительно сложнее. Назад мы шли с частыми остановками, по жаре и нагруженные (гидры, ласты-маски, полотенца, вода, фотик). Путь вверх занял час сорок пять минут. Я с собой зеркалку не брал, так что кадры получились не фонтан, но если бы брал - было бы много тяжелее подниматься. Тропа, кстати, довольно популярна, нам на встречу попалось потом человек так 40.
Плюсы - приходишь когда хочешь и плаваешь где хочешь и сколько хочешь. Бесплатно. Минусы - сложный хайк".
Фотографии тропы и подводных видом в этом месте можно посмотреть здесь.

Минусы:
Это, конечно же, начало экологической катастрофы.
Во-первых, моряки Кука заражали гавайских женщин, которыми "угощали" моряков местные по законам гостеприимства сифилисом (половина команды Кука носила бледную спирохету, тогда еще не изученную и неизлечимую). Справедливости ради, сам Кук строжайше запретил своей команде связи с гавайскими женщинами - именно по этой причине. Но... как гласит всё тот же судовой журнал Кука, сами гавайки стали подплывать на лодках к кораблям, желая вкусить любви необычных белых людей, к тому же - спутников бога Лоуно. И так как в те времена на Гавайях не соблюдалось строго единобрачие, то уже через несколько недель сотни островитян приобрели первый «дар» цивилизации – сифилис.

Гавайцы, как изолированный народ, не имел никаких антител даже к самым обычным для нас болезням, и с появлением новых иноземцев - мореплавателей, плантаторов и мессионеров - стали вымирать так массово, что вскоре плантаторам пришлось завозить рабочих мигрантов со всей округи (включая Китай, Японию и Филиппины)... От чего, в свою очередь, всего за 100 следующих лет коренных гавайцев на Гавайях осталось не более 1-2% от всех жителей...

И вторая экологическая катастрофа, которую инициировал приезд Кука из самых лучших побуждений - это изменение окружающей среды. 
Капитан Джеймс Кук завез на Гавайи козу (и крыс), вслед за ним Ванкувер привез поголовье крупного рогатого скота и овец. Не имея никаких естественных врагов, эти животные настолько одичали и расплодились, что стали бичом для Гавайев, уничтожая уникальную природу островов.

И, к сожалению, даже в наши дни ситуация хотя и выправилась со здоровьем коренных жителей, но ввоз "катастрофных" растений и животных, случайно и намеренно, продолжается до сих пор. Так, "бичом" нашего, 21го века, для островов стали... водоросли, завезенные для научных экспериментов из США, и ныне, по окончании исследований, "душащие" коралловые берега и лагуны островов.

//мои источники для статьи: 
http://coffee-hawaii.ru, 
книги М.Стингл  "Очарованные Гавайи"
и С.К.Кинг "Городской шаман"/





Комментариев нет:

Отправить комментарий